ОМСК – ГОРОД ДОБРЫХ ПАНКОВ


	Счастье с запахом полыни
	Да брось, не грусти
	Бог с этим прошлым!
	Непредвиденный удар
	Серое утро
	Омская, странная
	Глупая зима
	Окно
	Вьюга
	Не судите других
	Молчит Москва
	Стылая вода
	Листопад
	Бросай дела, пойдем в кабак!
	Телефон
	Райская земля
	Марш психолога
	Я не люблю день
	Апрель
	Крым. Феодосия. Лето



 Счастье с запахом полыни

	Мы ушли из земного рая
	Может быть, не своею волей.
	Отжил август, костром сгорая
	Отшумело Чёрное море.
	Сном представится чудо-Лето
	Были в Счастья открыты двери.
	Помню я наяву всё это,
	Только ты в сон уже поверил!

	Может быть, тебе часто снится,
	Что счастливым сном показалось?
	Как мои лёгкие ресницы
	Твоих ласковых губ касались,
	Как луна нам певала песни,
	Что сыграть можно лишь на лире,
	И, как будто в банальной пьесе,
	Мы с тобой одни в целом мире!..

	Счастье с запахом полыни,
	Разумом отравленное счастье.

	Я приснюсь тебе на рассвете,
	Беззащитна, как на распятье,
	Словно весть о счастливом лете,
	В подвенечном прекрасном платье.
	Я пробьюсь сквозь времён порошу,
	Будто не было той разлуки,
	Я ворвусь в этот сон и брошусь
	Лунным бликом тебе на руки,

	Я прижмусь к тебе нежно-нежно
	Воспалённым памятью сердцем,
	Чтобы вдруг средь аккордов снежных
	Ты услышал летнее скерцо,
	Разольюсь в доме звёздным светом,
	Чтобы всё вокруг заискрилось,
	Чтобы вспомнил, что было летом,
	Чтоб поверил, что не приснилось

	Счастье с запахом полыни,
	Разумом отравленное счастье.

	1989


 Да брось, не грусти

	Да брось, не грусти, оставь эту боль.
	Она - как священнейший страх,
	Из прошлого нить - вот вся её соль,
	Вот вся её суть в двух словах.
	Я знаю, тебе надоел этот дождь,
	И письма уже не придут,
	Но если ты сегодня никого не ждёшь,
	То, может быть, тебя где-то ждут.

	А значит, не время бояться судьбы,
	Вернее - бояться себя,
	А прошлое пусть заполняет гробы,
	И пухом им будет земля.
	Банальная фраза - "Ничто не вернёшь!.."
	Её без тебя проклянут,
	Но если ты сегодня никого не ждёшь,
	Наверное, тебя где-то ждут.

	Ты слишком запутался в собственных снах
	И в играх, что выдумал сам.
	А кровь так же бешено бьётся в висках,
	Как будто душа бьёт в тамтам
	Ты сам себе раб, гений, падаль и вождь,
	Но хватит вершить этот суд.
	Ведь если ты сегодня никого не ждёшь -
	То, стало быть, тебя где-то ждут.

	Запомни же -
	Когда ты никого не ждёшь,
	Тебя уже давно где-то ждут!

	1993


 Бог с этим прошлым!

	Бог с этим прошлым - что было, что не было…
	Бог с ним со всем - счастье ли, беды ли,
	Бог с ним! Ведь всё это в прошлом,
	К чему ворошить эту старую пыль?
	Лучше не знать, что там было действительно,
	Если, к тому же, оно восхитительным
	Было, теперь превратится в никчёмность -
	Не делай из сказочки быль.
	Это ж ужасно, когда то, что ранее
	Пряталось в жарком неровном дыхании,
	Станет сегодня ничем, точно так же
	Как шторм время выгладит в штиль.

	Всё потому, что всему свое времечко -
	Прошлое  нынче не стоит копеечки!
	Самое важное в прошлом
	Возможно, теперь обернётся нулём.
	Да потому, что всё было не сказано,
	Спрятано, скрыто и накрепко связано,
	Просто по глупости было припрятано -
	Сбережено на потом!
	Будущим  жить так же глупо, как памятью.
	Так настоящее вы потеряете,
	Так, даже самая светлая сказка
	Прольётся усталым дождём.

	Но, когда этому верить не хочется,
	Даже желание станет пророчеством,
	Если найдёшь в себе силы признаться -
	Что вовсе ничто не прошло.

	1993


 Непредвиденный удар

	Снова непредвиденный удар.
	Снова сердце сжалось и погасло.
	Мир чертовски сумрачен и стар:
	Бейся иль не бейся - все напрасно!
	Не пытайся что-то изменить,
	Не пытайся власть судьбы проверить,
	Не сберечь связующую нить,
	Просто никогда не надо верить:
	Будто бы все хорошо в этом мире,
	Он сам воплощенье мечты!

	Будто бы все в нем чудесно,
	А самое лучшее 
	Это, конечно же, ты!
	Будто бы путь твой прекрасен, 
	Как Солнце, проснувшееся за восточным окном!..
	Лучше не думать об этом,
	Чтоб не было больно потом...

	Потихоньку замолкает боль,
	Только душу истерзали мысли:
	Глупа вечно ждущая Ассоль,
	Глуп тот ананас, в шампанском скисший.
	Глупо обезличиванье Я, 
	Глупо - слово, бьющее как палка,
	Глупо состояние вранья,
	И когда себя безумно жалко!

	К дьяволу жалость до слез,
	Ведь бывают же  светлые дни или сны!
	И, несмотря на мороз, неизбежно 
	Нашествие столь долгожданной весны!
	Время удачи придет, и ты будешь ловить   
	Капли счастья смеющимся ртом!..
	Чтоб не спугнуть это время, 
	Не думай, что будет потом:

	Снова непредвиденный удар.
	Снова...


 Серое утро

	Серое утро, шальное, немытое,
	Впрочем, тебе да него нету дела.
	Всё, что здесь было, давно уже выпито,
	И решена однозначно проблема:
	Всё будет так хорошо, если будет всё так,
	Как ты хочешь.

	Серое утро, такое ненужное,
	Ты проведёшь с косячком на балконе.
	После пойдёшь прогуляться по лужам,
	Истину крепко сжимая в ладони -
	Всё будет так хорошо, если будет всё так,
	Как ты хочешь.

	А когда вечер наступит нечаянно,
	Медленно в ночь день уйдёт по минуте.
	И ты поймёшь, что ты думал неправильно
	И, наконец, доберёшься до сути:
	Всё было б так хорошо, если б ты ещё знал,
	Что ж ты хочешь
	Всё будет так замечательно, если ты сам догадаешься
	Чего же ты хочешь:

	На острова, где тигры с попугаями,
	Или туда - туда, куда не знаю я!
	А может быть, подругу экзотичную?
	А может, жизнь общественно-не-личную!
	А может вникнуть в глубину сознания…
	А может туда - туда, куда не знаю я,
	Но все будет так замечательно, если ты сам догадаешься -
	Чего же ты хочешь!..

	1993


 Омская, странная

	Сон мне: я в горнице… Доски не крашены,
	Крестик нательный, ночка нелунная.
	Кто-то мне шепчет: "Пой-завораживай,
	Свечку зажги, ни о чём не раздумывай.
	Где ты? Ты знаешь…
	Ты знаешь! Не спрашивай…"

	Ноги босы, половицы холодные,
	И не одна что-то песня не помнится.
	Оборотни, будто волки голодные,
	Воют под окнами - просятся в горницу,
	Даже в молитве слова безысходные…

	Ветер в ночи разливается соловьём,
	Будто бы плачет о ком-то так жалостно.
	Мне говорят:
	"Смерть пришла к нам сегодня днём,
	Ты уж отпой человека, пожалуйста", -
	И вносят в горницу гроб. Подхожу, а в нём
	Вижу прекрасно я
	Зеркало ясное.
	Зеркало…
	Кто сказал: "Нет!.."?

	1993


 Глупая зима

	Глупая зима
	Метёт в лицо снегом поздним,
	Только я сама
	Совсем не хочу замёрзнуть.
	Память, как чума,
	Мне делает всё больнее.
	Глупая зима...
	А я-то ещё глупее!

	Сколько можно себя тиранить
	Непрестанно одной идеей?
	Кто же, наконец, меня заставит
	Позабыть то, что не сумею?
	Кто же?!

	Пальцы чуть дрожат,
	Себе говорю я строго:
	"Всё пойдет на лад,
	Ну, ты потерпи немного!"
	Грустный саксофон
	С его золотым минором
	Мне  поёт о том,
	Что будет, возможно, скоро:

	Снова я улыбнусь рассвету,
	И снова споются песни.
	Все вопросы вдруг найдут ответы,
	И снова мы будем вместе.
	Саксофон навевает грёзы,
	Свеча догорит под взглядом,
	И я верю ему сквозь слёзы
	В то, что снова ты будешь рядом.

	Снова...

	Глупая зима
	Метёт в лицо снегом поздним,
	Только я сама
	Совсем  не хочу замёрзнуть.
	Память, как чума,
	Мне делает всё больнее.
	Глупая зима!
	А я-то - ещё глупее...

	1993


 Окно

	Застывшая картина за окном,
	Лишь ворон тихо крыльями трепещет,
	А где-то шум ветров и море плещет,
	Но мы не там - у нас холодный дом.

	У нас художник краски не разлил,
	У нас всё так красиво, постоянно,
	Так однозначно, совершенно, явно,
	А где-то шторм, там, на краю земли.

	Нас клонит в сон от этой белизны,
	Мы все хотим уйти, не умирая,
	И петь о том, что душу разлагает,
	Но это - привилегия струны.

	Я уступаю место у окна.
	Я выбиваюсь из привычной схемы,
	Скорей туда, где вкус солёной пены,
	Где ветер, море и полутона!

	1992


 Вьюга

	Мне в окно рвется, плача, Вьюга.
	Бьется в окна все тише, тише,
	Будто шепчет: "А помнишь, слышишь,
	Эти жаркие ветры юга?
	Знаешь, я им сестра родная,
	Тем ветрам, что вдоль моря мчали,
	А сама я полна печали.
	Почему? Не скажу, не знаю..."

	"Ладно, Вьюга, не надо песен!" -
	Говорю ей как можно строго:
	"Да не бейся ты у порога!
	Мне твой возглас не интересен,
	Ну зачем, ну к чему об этом:
	О любви, о ветрах, о муке?
	Слушай, Вьюга, не надо скуки!
	И вообще - я не помню лета!

	Я не помню морские дали,
	Я не помню морские ветры,
	Я не помню тех волн, что мчали 
	Вслед за Солнцем и за рассветом,
	Я не помню, что в дни ненастья 
	Кровь кипела и снова стыла!..
	Я не помню минуты счастья,
	Я не помню, я все забыла!!"

	Тяжело вдруг вздохнула Вьюга:
	"Извини, что на раны солью,
	Ты попробуй смириться с болью,
	Все равно, не забудешь юга!
	Не забудешь, забыть не сможешь,
	Лета грез и ночных мечтаний,
	Счастья и разочарований,
	И тоски, что все душу гложет."

	"Ладно, Вьюга, грущу я сдуру!"
	Я хватаю быстрей гитару,
	Я веселою песней старой
	Заглушу эту память - дуру!
	Снежным вихрем вдруг Вьюга стала,
	Унеслась будто южный ветер.
	"Нету счастья на этом свете," -
	На прощанье она сказала.

	А потом удивлялись люди -
	Мол, декабрь, а дождь со снегом!
	Может быть, потепленье будет?
	Что за дождь, что случилось с небом?
	Только это такая проза!
	Все не правда, ты их не слушай!
	Просто Вьюга роняла слезы
	О любви, что сожгла мне душу!..


 Не судите других

	Не судите других, чтоб самим не запутаться в дрязгах.
	Своей бренной души, что бунтует порой, не шутя.
	Не спешите насплетничать в тонкостях, лицах и красках,
	Не давайте советов, чтоб вас не послали к чертям.

	Не просите того, что вам скоро без просьбы предложат,
	И не стоит сто раз докучать скорбным плачем судьбе,
	И не прячьте глаза за фальшивым рыданьем "О, Боже!.."
	Не давайте советов! Ах да, это я о себе...

	А за окнами дождь, вы наплюйте и свет погасите,
	Это просто хандра, она в грусть превратиться в тени,
	И в слепой полутьме вы увидите светлые нити,
	Как приветы друзей, что сейчас позвонить не смогли.

	Я не буду вам врать, что на нитях спою как на струнах,
	Это пошло слегка, это слишком избитый прием,
	Просто мне без друзей очень трудно ни помнить, ни думать,
	О тоскливых вещах, тех что ломятся в голову днем.

	Не судите других, в этом много вражды или лести!
	(Ах, как ладно слова уложились в задуманный ритм...)
	Только я не поэт, я пою эти странные песни,
	Просто все дело в том... Стоп! По-моему, кто-то звонит...


 Молчит Москва

	Молчит Москва - значит, кончен день.
	Он завершён позднею зарёй.
	Ты в этот час, как большая тень,
	Ко мне придёшь, друг мой, вечер мой.

	Придёшь неслышно, как в старом сне.
	В бетонном доме не скрипнет пол,
	Но ты появишься вдруг в окне,
	И я пойму: ты уже пришёл.

	Придёшь как будто бы навсегда,
	Меня укроешь своим плащом
	И поцелуешь меня, тогда
	Я, как ребенок, шепну: "Ещё!.."

	И сядешь ты за моей спиной,
	Коснёшься нежно моих волос
	И тихо-тихо попросишь: "Спой!.."
	Я улыбнусь: "Ладно, не вопрос!.."

	Ты мне гитару подашь мою
	И будешь слушать хоть целый час,
	Я так всегда для тебя пою,
	Как будто в самый последний раз.

	С последней нотой к тебе прижмусь,
	Твой плащ сорвётся с моих колен.
	Я ничего с тобой не боюсь
	И даже этих домашних стен!

	Тогда ты скажешь: "Со мной, поверь,
	Ты выпьешь счастья бокал до дна!.." -
	Но тут сестра приоткроет дверь
	И скажет: "Что ж ты поёшь одна?"

	Да… В самом деле... Виденье, прочь!
	Но вдруг в окне, там, где лунный след,
	Увижу, как ты уходишь в ночь
	И, уходя, выключаешь свет.

	1988


 Стылая вода

	Стылая вода, берега отвесные
	Будто в них беда, людям не известная.
	Сонной чайки крик, и сосна как пагода,
	Ледяной родник, земляника - ягода!

	Северная Русь, гордая и смелая,
	Спрятала всю грусть в это море Белое,
	Оттого грустит на закате пламенном
	Чайка, что летит по-над речкой каменной.

	Чистая краса, даже ночи белые,
	Вечные леса, летом солнце смелое
	Светит с высоты, от него не спрячешься!
	Ох, красив же ты, грозный Cевер-батюшка!

	Стылая вода, берега отвесные
	Будто в них беда, людям не известная.
	Сонной чайки крик, и сосна как пагода,
	Ледяной родник, земляника - ягода!


 Листопад

	Кончилось лето, и снова в сердце боль,
	Все повторилось, как будто год назад,
	Вновь улыбаться самой себе изволь,
	Грусть обращая в сентябрьский листопад.

	Ветер шептал мне, вскружив вокруг листву:
	"Что не поешь ты, тебя не узнаю?"
	Правду открыла ему лишь одному -
	Лето пропела, теперь вот слезы лью.

	Он рассмеялся, листвой озолотив:
	"Твои желанья я выполню сейчас,
	Все в этом мире могу я для тебя! 
	Что тебе надо?" - "Лишь радость синих глаз!"

	"Да перестань ты!" - Он закричал дождем, -
	"Знаю, что можешь ты весело смотреть,
	Лучше давай мы сейчас с тобой споем,
	Ну начинай же, ведь ты умеешь петь!"

	Я отвечала: "Послушай ты меня,
	Ласковый ветер, мой рыже-красный конь,
	Просто все лето я прожила, любя,
	Осенью в сердце  моем погас огонь!"

	Он расстелился дождем к ногам моим,
	Будто бы камень его прибил к земле,
	Крикнул: "Забудь, что была все лето с ним,
	Никто не сможет вернуть его тебе!!"

	Но, как же не просто забыть счастливый миг!
	В то же мгновенье как листья догорят,
	Сердцем невольно переходя на крик,
	Я разгляжу в них твой синий-синий взгляд.


 Бросай дела, пойдем в кабак!

	***


 Телефон

	В моей мёртвой квартире
	Один лишь живой телефон.
	В моём замкнутом мире
	Одна лишь отдушина - Он,

	А в аптечке над дверью
	Одно лишь лекарство - Мечты.
	В моей бешеной вере
	Одно божество - это Ты.

	Лунный свет за окном -
	Значит мне на молитву пора.
	Помнишь, мы приходили вдвоём
	В этот маленький храм?

	Здесь меня окрестили
	На вечные муки любви
	Эти самые нежные в мире
	Всем губы твои.

	Стоит утром очнуться,
	И кажется - все это ложь.
	Звуки музыки льются,
	А что в них и не разберёшь.

	То ли мне говорят,
	Мол, Богиня сама для него,
	То ли криком кричат,
	Будто я не любила Его.

	Что таит этот ладный
	Дурманящий  разум мотив?
	Где же всё-таки, правда
	И где мной придуманный миф?

	Мои рыжие лохмы
	Глаза мне закроют опять.
	Я запуталась, Бог мой!
	И значит - тебе всё решать.

	1992


 Райская земля

	Я проснулась на райской земле,
	Стройный ангельский хор разбудил меня.
	Я бежала по синей воде
	Чуть касаясь щекой неземного дня.
	Я почти научилась летать!
	Я игриво вплелась в лёгкий ангельский строй,
	И когда солнце двинулось вспять,
	Я услышала Глас: "Ты вернулась домой!..

	Ты, действительно, здесь рождена.
	Перекрёсток миров - твой родимый дом,
	Ты должна отряхнуться от сна,
	Твоя прошлая жизнь - просто горький сон!
	Ну к чему тебе эти дела,
	Миллионы проблем, что сплетаются в сеть?
	Откажись от всего, чем жила,
	Позабудь - ты всегда будешь петь!"

	Голос явственно мне говорил:
	"Ты забудешь всех, кто предавал тебя"
	"Ты забудешь и тех, кто любил…" -
	Вторил ангельский хор, надо мной паря,
	"Ты забудешь года суеты
	Счастья доли секунд в ходе призрачных лет -
	Это шанс возвратиться из тьмы
	И опять появиться на свет!"

	Я не знаю, что было со мной.
	Я хотела заплакать, но там нет слёз!
	И, поймав взор испуганный мой,
	Светлый ангел шепнул: "Это всё всерьёз!
	Вспомни - ты же мечтала о том,
	Чтобы звук сам срывался с открытого рта,
	Ты мечтала петь как мы поём,
	И ты сможешь петь так, если память чиста!"

	Боже! Как объяснить мне ему,
	Только в северной мгле ценен солнца блик,
	И мой голос певуч, потому
	Что по сути своей это плач и крик!
	Жив лишь тот, кто умел умирать,
	И нельзя пройти к святости мимо креста.
	Я осмелилась тихо сказать:
	"В бесконечном раю моя вечность пуста…"

	Я не знаю, что было потом,
	Но в объятиях горло сжимающей тьмы,
	Где-то между Добром или Злом
	Я услышала глас:
	"Выбор сделала ты!.."

	1992


 Марш психолога

	Я мазну рыжей краской по белым листам.
	Кто-то скажет: "Кошмар!". Только мне не обидно -
	Гениальность картины моей очевидна,
	Хоть её не понять и не им, и не вам.

	Я ударю смычком по усталой струне!
	Пьеса будет короткой - я вас пожалею,
	Но не стоит шептать, мол, играть не умеет,
	У меня про запас менуэт на трубе.

	А кирпичную рухлядь, стоящую здесь,
	Назову "Южный Храм Луноокой Богини".
	Я забыла! Я ж зодчий, известнейший в мире.
	(Если кто возразит - кирпичи ещё есть…)

	И к тому ж, я дизайнер, воспетый в веках.
	Эту штуку покрасьте и тут же подвесьте!
	Если, глядя на это, меня перекрестят,
	Виновата не я - дело в ваших руках!

	Я довольна собой, как козырная масть,
	В одночасье во всём наведу я порядок,
	И тогда отдых будет приятен и сладок,
	Так что аутотренинг - великая власть.

	1992


 Я не люблю день

	Я не люблю день за то, что он равнодушен ко мне.
	Кроме того, днём теряется суть магнетизма огня.
	Днём происходит всё так монотонно, как будто во сне,
	Ночью проснётся мой мир, и это пугает меня.
	В этом испуге есть много любви и капля вранья,
	Именно эта деталь превратит мою ночь в полный кайф.
	Я не могу объяснить, почему. Просто я - это я,
	Кроме того, я люблю пить ночами прокуренный чай.

	Кто я? И сколько мне лет - может, двадцать, а может и сто,
	Ну, а скорей всего я ещё не появилась на свет.
	Ночь - это самое время, чтоб выглянуть выше голов,
	Ночь - это шанс отыскать на вопросы единый ответ.
	Трудно понять траекторию ветра в сплошной темноте.
	Просто - укрыться большим одеялом и "полный покой!"
	Звёздное небо увидит весь мир на большой высоте.
	Ветер. А я улыбаюсь! Я знаю, что это за мной.

	Разум не может постичь тех вещей, что подвластны чутью.
	Разум - красивый предлог плюнуть в ночь и отправиться спать.
	Ветер станцует чечётку на небе, и звёзды прольются
	В эту бренную землю, что вовсе не нам выбирать.
	Только не думай, что мы безнадёжно привязаны к ней!
	Я тоже думала так, только ветер шепнул мне сейчас:
	"Время пришло, твои годы уже истекли на земле".
	Я ухожу, вы простите. Прощайте, я помню о вас…

	Я помню, что я не любила день,
	Я помню, что я обожала ночь,
	Я помню, что я доверяла чувству, а не мысли.
	Я помню, что я оставляла тень,
	Я помню, что я улетала в дождь,
	Я помню, что я прожила, как хотела - очень быстро.

	1992


 Апрель

	Пусть будет апрель, как день - ослепительно чист и бел,
	Пусть он потеряется, спутав полёт и побег,
	А лунный певец разбудит нас песней про десять стрел,
	И я подпою ему сквозь облака сжатых век.

	И дивная ночь распахнёт чёрно-синие двери,
	И выпустит всё, что устала годами скрывать,
	И будет земля очарована странным апрелем,
	А мы всё поймём, что когда-то хотели понять...

	Весенний джаз,
	Спрятанный в нас,
	Станет дождём в заданный час,
	И кто-то шепнёт: "Вот тебе раз…
	Да будет апрель!"

	Пусть будет апрель таким, как рисуем его во сне,
	Пусть каждый увидит в нём то, что хотел посмотреть,
	Ведь каждый из нас не зря так настойчиво шёл к весне!
	Мы в ней будем здорово жить, ну а стало быть - петь!

	Весенний джаз,
	Спрятанный в нас,
	Станет дождём в заданный час
	И кто-то шепнёт: "Вот тебе раз!..
	Да будет апрель!"

	Пусть сменит апрель цвета предвесенние на цветы,
	А небо раскрасит себя в нежный тон голубой!
	А лунный певец споёт нам ещё что-нибудь, и мы
	Поверим ему, только так, чтоб остаться собой.

	И только тогда ночь откроет для нас свои двери,
	И выпустит всё, что устала годами скрывать,
	И будет земля очарована странным апрелем,
	А мы всё поймём, что когда-то хотели понять.

	Весенний джаз,
	Спрятанный в нас,
	Станет дождём в заданный час
	И кто-то шепнёт: "Вот тебе раз…
	Да будет апрель!"

	1993


 Крым. Феодосия. Лето

	Город южный в полутьме -
	В самый полдень ливень грянул.
	Люд на пляже в суете -
	Топот, ругань, крики: "Мама!.."
	Ливень льёт как заводной,
	Я одна стою у моря,
	Что мне мало в жизни горя,
	Чтоб и дождь считать бедой?!

	Я танцую rock-n-roll на пустынном мокром пляже,
	Я танцую rock-n-roll, дождь мне подпевает даже,
	Я танцую rock-n-roll, люди смотрят с интересом,
	Им, укрытым под навесом, хочется, чтоб он прошёл!

	А мне наоборот
	Сегодня повезёт,
	И мне хорошо сейчас -
	Я слышу лёгкий джаз,
	Он прятался в плеске волн,
	Но дождь не зря пошёл -
	Погодка бесится,
	И в этом rock-n-roll!

	Пусть кто-нибудь скажет мне:
	"Позволь, по чьей вине
	Ты радуешься сейчас,
	А всё лицо в слезах?"
	А я отвечу: "Ложь!
	Mon cher, ты просто врёшь!
	Ну, где ты видишь слезы?!
	Это только дождь!..

	Ты посмотри вокруг,
	Послушай этот звук!
	Тебе расскажет дождь
	То, что только ты поймёшь.
	А мне ветра поют
	Про грусть-печаль мою,
	И каждая нота в песне -
	Это миг в раю.

	И я пьяна дождём,
	Я растворяюсь в нём!
	А кто ты, милый мальчик?
	Что тебе в моём
	Вот этом странном танце,
	Что ты смотришь так?
	Ты чувствуешь ритм дождя?!
	Давай со мною в такт!.."

	Мы танцуем rock-n-roll на пустынном мокром пляже,
	Мы танцуем rock-n-roll, дождь нам подпевает даже,
	Мы танцуем rock-n-roll, люди смотрят с интересом,
	Им, укрытым под навесом, хочется, чтоб он прошёл!

	А мы танцуем rock-n-roll на пустынном мокром пляже,
	Мы танцуем rock-n-roll, дождь нам подпевает даже,
	Мы танцуем rock-n-roll, люди смотрят с интересом,
	Им, укрытым под навесом, непонятен наш прикол!

	1992



© З@МОК КОРОЛЕВЫ ВЕТРОВ, 2000-2021